Онлайн-проект ко дню рождения А.Н. Островского «А.Н. Островский. Портрет в деталях»

12

04

Сегодня, 198 лет со Дня Рождения А.Н.Островского. В честь этой даты мы подготовили несколько интересных историй, которые расскажут Вам о “неизвестном” Островском.

Каким же он был – великий драматург, “Колумб Замоскворечья”, “русский Шекспир”?

А.Н. Островский. 1860-е гг.
Фотобумага, печать. Визитные
КП 17093

31 марта 1823 года в доме дьякона Никифора Максимова при Покровской церкви в семье Николая Федоровича Островского, снимавшего здесь несколько комнат, появился на свет будущий великий драматург А.Н. Островский.

В день рождения Александра Николаевича (198 лет) мы хотим рассказать Вам несколько интересных историй, добавив некоторые детали к портрету драматурга. Каким же он был – великий драматург, «Колумб Замоскворечья», «русский Шекспир» и …. ?

Островский – Актер.

А.Н. Островский в роли Подхалюзина, Т.Ф. Гилярова(тетя драматурга) в роли Липочки. «Свои люди – сочтемся» А.Н. Островский. [1861].
Фотобумага, печать черно-белая
НВ 367

В 1849 году Александр Островский завершил комедию «Свои люди — сочтемся!». Опубликованные ранее (в 1847 году) пьеса «Семейная картина» и очерк «Записки замоскворецкого жителя» были тепло приняты читателями.

Но настоящим прорывом в творчестве молодого драматурга стала эта комедия. Известность пришла к Александру Островскому, когда эта его пьеса ходила по Москве еще в рукописях.

Драматическая цензура запретила ставить комедию, как и другие произведения автора, на сцене. Поэтому Александр Николаевич часто читал «Свои люди – сочтемся!» известным любителям театра, например, в салоне графини Ростопчиной. Пьеса была поставлена и в домашних театрах. Сохранилась фотография, сделанная после одного из таких спектаклей в доме богатой московской помещицы Софьи Пановой. Большова играл Пров Садовский, а в роли Подхалюзина выступил сам Александр Николаевич Островский.

Игра Островского, по-видимому, была далека от совершенства. По воспоминаниям современников, «за столом он читал лучше, чем играл: терялся даже на маленькой домашней сцене, не смотрел в глаза партнерам, был скован в мимике и жестах». Но в своих комедиях и в роли Подхалюзина, в особенности, Островский находил такой верный, подслушанный в жизни тон, что его невозмутимый партнер Пров Садовский как-то даже не смог удержать смеха на сцене. Очевидцы этих домашних спектаклей спустя десятилетия говорили, что «в ушах у них по сей день стоят интонации автора, когда он произносил одновременно хамски и заискивающе: «Алимпияда Самсоновна-с!.. Позвольте вашу ручку поцеловать».

Островский – Переводчик.

А.Н. Островский. 1870-е гг.
Москва. Фотография Александровского на Трубной площади.
Фотобумага, печать
КП 170938.

Знаете ли Вы, что создатель отечественной драматургии на протяжении всей жизни занимался переводами? К 1850 году, началу его творческого пути, относится первый перевод – «Укрощение злой жены» В. Шекспира.

А.Н. Островский переводил римских комедиографов: Плавта («Ослы») и Теренция («Свекровь»). Сохранился отрывок из незавершенного перевода трагедии Сенеки “Ипполит”.

Произведения писателей эпохи Возрождения («Укрощение строптивой» В. Шекспира), интермедии Сервантеса, Макиавелли («Мандрагора»); французских и итальянских драматургов XIX в. входили в круг его переводческих интересов.

В 1885 г. Островский писал поэтессе Мысовской: «Мы с вами переведем все пьесы Мольера, вы стихотворные, а я прозаические, и издадим роскошнейшим образом. Это будет драгоценнейший подарок публике, и мы с вами поставим себе памятник навеки».

Александр Николаевич считал, что каждому, кто избирает профессию драматурга, необходимо «прилежное изучение иностранных литератур». И сам он был вооружен для этой профессии, о чем свидетельствует даже беглое знакомство с его библиотекой. В ней имеются в оригинале и переводах сочинения корифеев мировой литературы – Шекспира и Шиллера, Лопе де Вега и Кальдерона, Корнеля и Расина, Мольера и Бомарше и многие другие.

К сожалению, Островский-переводчик остается величиной,незаметной рядом с гигантом – Островским-драматургом. Хотя Александр Николаевич выполнил более сорока переводов и переделок с латинского, английского, французского, испанского, итальянского, украинского языков.

Островский – Путешественник.

А.Н. Островский Париж, 1862 г.
Светопись Левицкого (С.Л. Левицкий).
Фотобумага, печать. Визитные
КП 170942.

В фондах Бахрушинского театрального музея хранится интереснейшая фотография. Она сделана в 1862 году в ателье «Светопись», которое принадлежало Сергею Львовичу Левицкому. Место действия – Париж.

В 1862 году А.Н. Островский пересекает границу России: ему хочется новых картин, свежих впечатлений, отдыха душе. Смолоду он не любил путешествовать один: ему обязательно нужна была компания. Спутниками драматурга стали артист Александринского театра Иван Федорович Горбунов и Макар Федосеевич Шишко, известный химик, заведовавший долгое время освещением сцен петербургских театров.

Такой компанией второго апреля путешественники отправились за границу. Они посетили Германию, Австрию, Италию, Францию, проехали по железной дороге почти десять тысяч верст, а еще шли пароходом по Средиземному морю, пересекали Альпы в дилижансе и переправлялись паромом через Ла-Манш.

Где только не побывали они, чего только не увидели за два весенних месяца! Одни города и местности сменялись другими. Последнюю запись в своем дневнике Островский сделал в Турине. А после он лишь изредка шлет короткие послания московским друзьям. Из этих немногочисленных сообщений, можно судить, что Александра Николаевича не оставил равнодушным Париж. «Огромный и богатый город, что его не только в два дня, а и в неделю не осмотришь хорошенько», – сообщает Островский.

По воспоминаниям И.Ф. Горбунова, за то недолгое время, что Островский находился в Париже (с 12 по 20 мая), драматург и его спутники успели посетить Лувр, Пале-Рояль, Собор Парижской Богоматери. Здесь путешественники встретили многих русских: Степана Шевырева, Ивана Тургенева, Константина Кавелина, Алексея Писемского, Дмитрия Григоровича и … известного фотографа Сергея Левицкого, перебравшегося в Париж в 1859 году и даже удостоившегося звания фотографа Императора Наполеона III. Тогда, вероятно, и была сделана эта фотография.

О впечатлениях от Парижа и еще Лондона читаем в дневнике Ивана Федоровича Горбунова: «Драматург, привыкший воспринимать жизнь слухом, стал теперь особенно остро видеть: он то и дело сравнивает то, что видит, с тем, что оставил дома, стараясь найти сходство, возможность прикинуть на наш аршин».

Путешествие по Европе закончилось 26 мая, когда друзья покинули родину Шекспира и через Берлин выехали в Россию.

Островский – Модник.

Н.А. Степанов. “Островский”.
Статуэтка-шарж. 1840-1850-е гг.
КП 64582.

В представлении многих драматург А.Н. Островский – человек, изображенный на известной картине Василия Григорьевича Перова (1871) и запечатленный скульптором Николаем Андреевым в памятнике перед Малым театром.

Однако Александр Островский мог быть совершенно иным. В молодости драматург одевался по последней моде. «Одет он щеголевато, в модный фрак, едва ли не от Винтерфельда, да и причесан у Денни. Когда-то ему пришлось отстаивать право следовать моде в аляповато и безвкусно одетом Замоскворечье», – пишет исследователь творчества Островского Владимир Яковлевич Лакшин.

Интересно, что еще в детстве Островский пристрастился к рукоделью. Товарищей-мальчишек было у него мало, и время он большей частью проводил в обществе сестры и ее подружек, с ними и научился кроить и шить.

Несмотря ни на какие трудности, при первой возможности Островский старался одеться по моде. Он хорошо разбирался не только в мужском, но и женском костюме. По приезде в Щелыково, например, драматург по обыкновению сбрасывал с себя городской костюм и облачался в деревенский. Актёр Загорский вспоминал, что «в своей усадьбе Александр Николаевич ходил в русском костюме: в рубашке навыпуск, шароварах, длинных сапогах, серой коротенькой поддевке и шляпе с широкими полями».

Модником запечатлел драматурга в дружеской статуэтке–шарже скульптор Николай Александрович Степанов. В произведении юмористический элемент соединяется с замечательным портретным сходством. Скульптурный портрет показывает очень интересного мужчину со светлыми волосами и яркими глазами. Он одет в синий фрак, из-под которого виден желтый жилет. Вот, как описывал Островского его современник Сергей Максимов (воспоминания относятся как раз ко времени создания статуэтки, 1840-1850-е гг.): «На первый взгляд, Александр Николаевич показался, судя по внешнему виду, замкнутым, как будто даже суровым, но, вглядевшись, мы заметили, что каждая черта лица резко обозначена … и дышала жизнью. Верхняя часть лица в особенности показалась нам привлекательною и изящною».

Вернуться к списку новостей
Как
нас
найти
Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Адрес

115054, г. Москва

ул. Бахрушина, д. 31/12 стр. 1

ст. м. «Павелецкая»

Часы работы

С 21 марта 2022 года Главное здание

Бахрушинского музея закрыто на реставрацию

Билеты

Стоимость экскурсий
и посещения выставок филиалов
см. в разделе

Посетителям

Экскурсии

Контакты

8 800 7777484

(для регионов)

/499/ 484-77-77 телефон для справок