Выступления на вернисаже «Кочергин. Театр»

Дмитрий Родионов, генеральный директора ГЦТМ им. А.А. Бахрушина

«Добрый вечер, дорогие друзья! Добро пожаловать на выставку «Кочергин. Театр».

Дорогой Эдуард Степанович, наконец-то открываем вашу выставку в нашем музее, и далеко не в первый раз! Но именно эта особенная, юбилейная. Она приехала к нам из Эрмитажа. Надо сказать, что здесь она выглядит не хуже, то, что вы сделали с пространством нашего Каретного сарая, не может не вызывать восхищения. По сияющим глазам наших гостей вижу, как сильно всех присутствующих вдохновила эта экспозиция!».

Борис Мессерер, народный художник России, член Союза театральных деятелей России и Союза кинематографистов России, лауреат 2-х Государственных Премий РФ, Президент российского центра Международной организации сценографов, техников и театральных архитекторов, Академик Российской академии художеств

«На наших глазах Эдуард Кочергин проделывает потрясающих путь к своему становлению. Прежде всего, я поражен его книгой «Крещённые крестами». Мальчиком он проделал большой путь из Сибири, куда был сослан в какую-то колонию для малолетних почти преступников. Сам добрался до Петербурга, причём зимой отсиживался в каких-то колониях, чудом добывая себе на пропитание. И потом обрел свою маму и свою фамилию. Я потрясён этим подвигом, этой книгой и языком, которым она была написана. Это уникальный авторский язык, конечно, с применением фени, но вместе с тем в нём присутствует огромная доля самого Кочергина. Он создал свой язык. Это удивительный сплав.

Я всегда почитаю его как великого театрального художника. Он прошел невероятный путь вместе с Георгием Товстоноговым, чему впоследствии тоже посвятил книгу. Пример уникального творческого содружества замечательных людей театра: режиссёра и художника. Редко встречается такое безоблачное существование. Они действительно дополняли друг друга и не могли друг без друга.

Сам Эдик называет себя членом ордена Планшетной Крысы. Это, конечно, иронический термин, но он возведен в степень благодаря содружеству творческих людей. То, что он себя сам так называет, говорит о том, что всё его творчество проникнуто невероятным вниманием к сцене.

Я поздравляю Эдика с этой выставкой, потому что она даёт вам замечательное представление о его творчестве. Всё это можно внимательно изучить. Ты замечательный русский писатель и замечательный русский художник!».

Сергей Бархин, Народный художник РФ, Заслуженный деятель искусств России, член Союза архитекторов, Союза театральных деятелей и Союза художников России

«Вообще всем надо было выйти с палками и устроить здесь фехтование. Обратите внимание на эту выставку! Здесь видно, что по происхождению он северный русский. Здесь всё проникнуто какой-то деликатной нежностью.

Уместно сказать, что по отцу его предки были поморы из Архангельска, и занимались они тем, что делали не кочерги, а кочи. Это лодки, которые не ломались, когда замерзало Белое море. Но «Кочергин» ему тоже подходит. Кочергой можно хорошо хлопнуть по спине, по голове; она такая пружинистая, и работает с огнём. Мне нравится, когда фамилия чуть-чуть отражает человека. Одновременно с тем по матери он поляк. До какого-то возраста он понимал только польский. Вот из этой смеси совершенно новаторской польской нации и деликатнейшего северного лиризма состоит Кочергин. У Эдуарда Степановича было прозвище Тень. Потому что он избегал столкновений».

Владимир Бейлис, Народный артист России

«Здесь сидят удивительные, гениальные художники, с которыми мы работали в Малом театре. А Эдуард Степанович их капитан! Я поздравляю его, его супругу. Передаю привет от Соломина Юрия Мефодьевича. Только сейчас я приехал с репетиции. Поздравляем и хотим работать с вами еще!»

Сергей Алимов, Народный художник России, член РАХ

«Неделю назад открыли выставку Володи Серебровского, сегодня твою. Вы два моих удивительных друга. Одновременное прохождение двух выставок великих театральных художников это потрясающе! Такой экспозиции я ещё не видел!

Хочу немного сказать об Эдике как о писателе. По-моему, он удивительное явление в русской литературе. Книга «Крещённые крестами» напомнила мне знакомство с Эдиком. Это было в Ленинграде, на чердаке его мастерской. Он рассказывал историю своей жизни, своего страшного детства. Но я думаю, что как Достоевский не был бы Достоевским без своих «Записок из мёртвого дома», без своей каторги, так и для Эдика детство сыграло свою роль.

В книге «Ангелова кукла» он открыл мир Ленинградского андеграунда, который был ему хорошо знаком. Мир пивных, подвалов и коммуналок. Но сколько тепла, сколько юмора!»

Александр Рюмин, Заслуженный художник РФ, лауреат Государственной премии РФ, главный художник журнала «Наше наследие»

«Я друг Кочергина, начиная с 80-х годов, и за всё это время я получил много тепла, профессиональных навыков и очень требовательного подхода к своей профессии. Когда я думал, как описать Эдуарда Степановича, то ничего лучше, чем своевременный человек, я не придумал. Потому что Эдуард Степанович, как никто другой в своём творчестве выразил время, внёс свой вклад и оставил грандиозный след.

Его книги на моей воображаемой полке стоят между трудами Боровского и Бархина, а его проза — между Платоновым и Гоголем. Причём рядом с Гоголем она оказывается неслучайно. Все мы знаем историю, когда Любимов затеял постановку «Ревизской сказки» в Театре на Таганке, а Боровский сказал ему, что есть только один художник, который сделает эту вещь лучше него, и привёл Кочергина.

Он стал прекрасным художником, работал с замечательными режиссёрами, стал писателем, выпустил книги, которые переведены на европейские языки, выпустил учебное пособие и был наставником, который создал свою методику обучения, и сейчас этой книгой интересуются зарубежные специалисты. Наконец, он состоялся как дедушка, потому что за короткое время общения с внуками он прививает им основные качества своей «выживаловки», как он говорит. Одного из его внуков зовут Эдуард, и он уже поклялся деду, что станет хранителем древней родовой памяти, которую Кочергин несет через всю свою жизнь.

Эдик, конечно, человек уникальный, и я очень благодарен, что у меня была возможность всё это время пробыть с тобой, и работать с тобой, и учиться с тобой, и радоваться общению.

Когда 5 лет назад ему вручали премию в Большом театре за вклад в театральное искусство, то почти в течение 10 минут весь зал Большого театра аплодировал ему. Примерно такие же овации были устроены Кочергину 25 сентября, когда в БДТ отмечали его 80-летие.

Я хочу пожелать тебе, дорогой Степаныч, прежде всего здоровья, плодотворной работы ума и сердца, и чтобы ты был среди нас и продолжал работать всем тем, что ты так здорово умеешь делать.

А всех вас я попрошу устроить ему овацию не хуже чем в Большом театре и Большом Драматическом [театре]».

Жанна Зарецкая, директор фонда «Друзья БДТ»

«Я хочу показать буквально 2 картинки из книжки, которую издал театр и фонд «Друзья БДТ» к юбилею Эдуарда Степановича, чтобы вы увидели, какой был он в молодости, когда он пришёл в БДТ.

На фотографиях мы видим его много лет назад, но сейчас в театре он такой же бодрый и энергичный, такой же союзник художественного руководителя, уже Андрея Могучего.

Эдуард Степанович выполняет потрясающую миссию. Он соединяет времена, века, поколения. У нас в театре идёт спектакль «Крещённые крестами» по книге, которую написал Эдуард Степанович. Все, кто выступал, уже сказали, что её непременно нужно прочитать, и это действительно так! Кто не читал, не важно, какого вы возраста, какой профессии, обязательно прочтите! Это книга о том, как можно выжить в нечеловеческих условиях. Это книга про мальчика Степаныча с прозвищем Тень, но написана она как сказка, как баллада. Она не накручивает наши нервы, не вызывает у нас истерики. Потому что ребёнок всю свою жизнь видит как сказку, может страшную, но всё равно сказку, и верит в хороший конец!

Шесть с половиной лет он бежал через всю страну, из Сибири в Ленинград, к маме, потому что верил, что раз война закончилась, значит мама уже вернулась. Действительно такой прекрасный конец у сказки про мальчика Степаныча. И началась другая история: история великого художника!

Знаете, как он зарабатывал? У него в кармане было две обычных скрученных проволоки. Одна для Сталина, другая для Ленина. Из них он мог очень быстро выгнуть их профили, за что ему давали хлеб, сало, может ещё что. Это всё написано в его книжке! Одна из девочек, которая играет в спектакле «Крещённые крестами», научилась выгибать быстро прямо на сцене профиль Сталина. Если окажетесь в Петербурге, обязательно отправляйтесь на этот спектакль. Дети, которые играют эту историю, впитали её от самого Эдуарда Степановича Кочергина».

Надежда Хмелёва, куратор выставки, искусствовед

«Эдуард Степанович, конечно, производит колоссально впечатление своей литературой, особенно последними книжками, которые мы здесь выложили, своей потрясающей историей, о чём все сегодня и говорили.

Но я хотела бы обратить ваше внимание к выставке, к его театральным работам, к его эскизам и спектаклям. Творчество Кочергина такое объемное, что из него всегда можно извлекать фрагменты.

Жанна Зарецкая только что показывала книжку «Кочергин. БДТ». Просто изъяли из его огромного творчества работы для БДТ и сделали целую книжку! Недавно была выставка в Эрмитаже. Для неё мы изъяли только знаковые, очень мощные и яркие спектакли, поэтому выставка называлась «Кочергин. Избранное». В следующем году в Петербурге будет выставка, посвященная только его языческой теме, о богах и духах древних славян. А сейчас вы присутствуете на выставке, где мы собрали его всего.

Здесь Кочергин от самых ранних своих работ. Есть даже работы третьекурсника Кочергина, и дипломника Кочергина. В них присутствует напряженность цвета. Здесь находится и его первая театральная работа, которую он сделал в театре «На Литейном». Вам может быть такой Кочергин не знаком, потому что не на всех его выставках мы показываем эти яркие, юношеские работы.

И потом Кочергин меняется. Вдруг он становится фактурным, тонким, психологичным. Невероятно! Кажется, что это два разных художника. У меня даже во время создания экспозиции возник к нему вопрос: почему такая резкая перемена? Ведь эти работы очень близки друг к другу по времени. Он подумал немного и ответил: «Театр заставил».

Я хочу, чтобы глядя на эти работы вы видели эти тончайшие фактуры, которые всегда работали на образ драматургии, на режиссуру. Такая тонкость и глубина была у его соратника Давида Боровского. Сейчас это уже трудно найти в театре. Поэтому вы видите потрясающую сценографию невероятной глубины.

Добавляя к этим макетам и эскизам фотографии, мы хотели, чтобы в плоских стенах вы увидели спектакль. Задача стояла, чтобы вы увидели Кочергина в содружестве с режиссёрами, артистами. Мы хотели представить Эдуарда Степановича как театрального художника. Но у нас всё равно этого не получилось. Вышел Кочергин сам по себе.

Вот посмотрите (указывает на огромный купол «Наши предки» из цветных лоскутов от потолка до пола посреди зала). Это древнее генеалогическое древо, которое он увидел в маленькой деревушке на севере, куда каждое лето ходил с рюкзаком. Он увидел висящий на маточной балке колокольчик из кукол и спросил у хозяйки: «Это что?». Она говорит: «Вот умирает человек. Мы из его одежды шьём куколку и подшиваем». То есть это было крестьянское генеалогическое древо. И вот он придумал свою композицию, которая называется «Наши предки». Это одновременно и наши театральные предки — скоморохи. Но работа, конечно, совсем не театральная.

Какой объёмный человек Кочергин! И драматическая жизнь, и литература, и театр, его интерес к язычеству. Когда все расходятся по профессиям, он создаёт образ совершенно универсального человека. Вроде времена универсальных людей прошли, но они есть! Один из них — Эдуард Степанович Кочергин».

Эдуард Кочергин, народный художник РФ, член Союза театральных деятелей России, Союза писателей России, академик Российской академии художеств:

«Вы, наверное, уже все устали. Благодарю всех выступающих за такие фантастические комплименты. Если бы я мог подпрыгнуть до потолка в знак благодарности, я бы это сделал. Но, к сожалению, не могу.

Спасибо вам за память, за добро ко мне. Прекрасно, что мои коллеги говорят такие слова. Потому что цеховая похвала — это самая главная похвала. Раз профессионалы так говорят, значит, ты не зря коптишь это небо.

Здесь нет ни одной работы, кроме студенческих, которая не была бы поставлена. Это сделано для театра, для людей театра, для артистов.

Литература дело тяжелое, но тоже схожа с профессией художника. Законы те же, и понятие ритма, только в других ипостасях. Но не я первый, и не я последний. Целую библиотеку можно сделать из прозы художников. Так что ничего особенного я не открыл.

Мой первый русский язык был нецензурный. Мальчишки, которые были со мной в детстве, выражались как их отцы. Когда я говорил им что-нибудь по-польски, они начинали драться со мной, потому что думали, что я их дразню. Такой шипящий язык. Говорили, что это змеиный язык. Поэтому я забыл польский язык и косил под «муму» практически 2 года. А через 2 года стал говорить на языке этих ребят.

 Я хорошо знаю старую феню, которая ближе к Далю, если говорить о словарях. Вот собственно и всё, если говорить о том, откуда я взялся. Спасибо хозяевам — музею за возможность выставиться. Спасибо моему цеху! Мы настоящие друганы. Мы помогаем друг другу, когда кто из нас попадает в беду. Низко кланяюсь».

Как
нас
найти
Адрес

115054, Москва,

ул. Бахрушина, 31/12

ст. м. «Павелецкая»

Часы работы

вт. пт. вс.:

11:00 – 19:00 /касса до 18:30/

ср. чт. сб.:

11:00 – 21:00 /касса до 20:30/

пн. – выходной

Санитарный день: последняя пятница месяца

Билеты

Полный тариф:

300 руб.

Льготный тариф:

150 руб.

Стоимость экскурсий
и посещения выставок
см. в разделе

Посетителям

Контакты

/495/ 953-44-70 - телефон для справок

/495/ 953-78-17- билетная касса Главного здания

/495/ 953-48-48 - дирекция

/495/ 953-54-48 - факс


gctm@gctm.ru