Открытие выставки «Мы уйдём, а вселенная будет всегда» к 80-летию со дня рождения Владимира Серебровского

Дмитрий Родионов, генеральный директор ГЦТМ им. А.А. Бахрушина

«Добрый вечер, дорогие друзья. Рады видеть вас на открытие выставки, посвященной творчеству Владимира Серебровского. Я был лично знаком с Владимиром Глебовичем. Он был мне душевно очень близок. Мы все знали его как выдающегося театрального художника, но для нас было совершенной тайной, что он был прекрасным живописцем и, в частности, пейзажистом. Вместе с Тамарой Петровной Серебровской мы смогли сделать эту выставку и постарались представить палитру его творчества.

Вы знаете, что Ренуар в последние годы уединился и писал только оливковые деревья. Процитирую:

«Олива — какое жестокое дерево. Знали бы вы, сколько бед оно мне причинило. Дерево, полное красок, отнюдь не величественное. Сколько потов с меня сошло, пока я рисовал  все эти листочки. Один поры ветра и вся цветовая гамма моего дерева меняется. Свет не в листьях, а в пространстве между ними».

Очень точные слова, мне кажется. У Владимира Глебовича именно это пространство между деревьями выражено великолепно, будь то ива, берёза или сирень, глаз просто не может оторваться от этих сюжетов. Он создавал не только уголок природы, но и атмосферу этого уголка: таинственную, романтическую, возвышенную. Он словно рисует райский сад».

Елена Коробейникова, актриса Московского художественного академического театра им. Горького (вместе с Александром Хатниковым, артистом Московского художественного академического театра им. Горького):

«МХАТ им. М. Горького приветствует коллектив Театрального музея им. А.А. Бахрушина и благодарит Вас за открытие в Ваших исторических стенах ретроспективной выставки произведений Народного художника России Владимира Глебовича Серебровского, приуроченной к 80-летию со дня его рождения.

С нашим театром связан один из ключевых моментов в творческой жизни этого талантливого человека.

В плодотворном союзе с художественным руководителем-директором МХАТ им. М. Горького Народной артистки СССР  Т.В. Дрониной за четверть века работы в мхатовских стенах Владимир Глебович создал поражающее воображение даже искушенных профессионалов декорации к нескольким десяткам спектаклей. Постановки с его оформлением пользуются огромным зрительским успехом, благодаря, конечно, и рожденным фантазией Серебровского удивительным по красоте сценическим пространствам.

Его декорации во время спектакля – уникальные своей художественной естественностью объемные конструкции, в пределах которых живут герои классиков русской и мировой литературы.

Владимир Глебович умело использовал свои оригинальные наработки маститого живописца для создания созвучных драматургическому материалу декорации, дополняя, таким образом, творческую манеру автора своей неповторимой визуальной интерпретацией.

Владимир Глебович Серебровский – силой дарованного ему таланта сумел создать свою реальность на сцене МХАТ им. М. Горького, продолжая великую русскую традицию.

Ему было дано уникальное высшее право человека-творца на созидание добра, света, любви, и он щедро поделился с нами своим пониманием «русского рая».

Прекрасно, что на вашей выставке посетители увидят не только театральные декорации, но и широкий спектр его работ. Эта широта охвата поможет посетителям полнее постигнуть грандиозность его многогранной личности.

От коллектива МХАТ им. М. Горького
Художественный руководитель-директор
МХАТ им. М. Горького,
Народная артистка СССР
Т.В. Доронина»

Сергей Бархин, народный художник России:

«Вы знаете, что он учился на самом блистательном курсе. Там были самые блистательные художники в будущем. А я-то был совсем со стороны и ничего не умел. Когда рассматривал его работы, то учился, хотя мы были близкого возраста.

Как я обрадовался, когда увидел работу «Ромео и Джульетта», где чёрное пространство сцены и сзади кривые окна. Там появляется живопись, которая напоминала Пикассо.

Я ему как-то сказал: «Давай сделаем с тобой декорацию». И он её сделал сам. «Я буду делать чёрный бархат, а ты серебряный». И он сделал

«Сирано де Бержерак». Ему больше всего хотелось изобразить серебро на черном. И хотя здесь большую часть сцен занимает реалистическая русская природа, я не думаю, что она бы сильно обрадовала Левитана.

По его первым декорациям видно, что это настоящий авангардист, западное искусство.

При всём том, что и с этих горах, и с этих пейзажах чувствуется, что он декоративен. Но он всё-таки не декоративен, он сценограф, делает суть спектакля, причём особенно.

Он шёл против всего света. Так нигде никто ничего не делает. Это его личное достижение и некоторое недоумение «Ну что же вы, ребята, вы что не понимаете, что я вообще уникален».

Борис Мессерер, народный художник России

«Я рад такой возможности сказать несколько слов о Володе Серебровском, которого я знал очень давно. Я в своё время был поражён, какой это чистый человек. Был момент, когда он поставил «Мёртвые души» с Орловым на сцене театра Киноактёра. Это было интереснейшее нагромождение трюков, кубов. А потом вдруг произошло неожиданное для меня: он внезапно уехал в Душанбе. Это идеалистический поступок. Он потерял московскую прописку, стал жить в Душанбе. В Душанбе он стал совершенно восточным человеком. А потом резко в его творчество проникла реалистическая манера, что было совершенно удивительно! Я даже не видел никогда такого реализма на сцене. Он был противоречивым художником, которого бросало из стороны в сторону.

Он попадал под какие-то неведомые нам влияния и достигал больших результатов. Его человеческая чистота всегда у меня перед глазами».

Владимир Андреев, Народный артист СССР

«Однажды Валерий Левенталь мне сказал: «Я познакомлю тебя с удивительным человеком. Он не совсем нормальный, но он образованнее всех нас. Он сейчас вернулся из Потсдама, где работал в театре художников. Надо, чтобы он засветился здесь в Москве».  И он меня познакомил с Володей, и было это на Мясницкой улице, тогда на улице Кирова. Он хорошо знал немецкий, изучал разные философии. Когда мы делали первый спектакль, в нём был потрясающе двигающийся Ясулович, замечательный Саша Орлов, там были удивительные ребята. И мы относились другу к другу как-то по-доброму, не думая о том, кто будет первым, кто будет главным. Мы были вместе. Это было удивительное счастливое время.

Как-то мы с Володей были в Германии. Его знание языка очень помогало нам. Но и мешало, потому что он всё время куда-то пропадал. За время его жизни там у него накопилось достаточно знакомых.

Он прекрасно разбирался в философии. Знал всё или почти всё, что касалось индуизма, и еврейской далёкой поры, и православие. Широкая амплитуда восприятия мира помогала ему быть интеллигентным.

Своими живописными работами он приглашает к размышлению.

Он знал язык, на котором писал Омар Хайям. Однажды он сказал о его творчестве: «Всё неправда. Он не об этом писал. Какой там блуд! Какая там пьянь! Всё это он о другом писал».  И Володя сам перевёл и издал его.

Он очень любил ермоловцев. Особенно третий этаж. Это постановочная часть. Он мог просто приехать и поздравить кого-то с днём рождения. »

Сергей Алимов, народный художник России:

«Володя появился внезапно и был как ярко сошедшая звезда. Он приехал из провинциального города Саратова. Он оказался потрясающе образованным человеком. Оказывается его случайно воспитывал художник из Франции. Это был художник Серебряного века России. Конечно, это было огромное влияние на Володю, поэтому его образование с юности было замечательным. Он нас всех поражал своей широтой. Он блестящий живописец, прекрасный график. Его увлечение Душанбе было попыткой приникнуть в эту философию. Он был прекрасным музыкантом, сам писал музыку. Он и поэтом оказался замечательным. Его точка зрения на Омар Хайяма, его позиция, что всё переводили неверно, поражали.

Володя познакомил меня со Средней Азией, которую я тоже полюбил. Там тепло, красота, восточные базары. Его дом там аккумулировал всю интеллигенцию Душанбе, поэтому все собирались у него.

У него были замечательные статьи о художниках. И в жизни он был прекрасным человеком. С ним было интересно сидеть за столом. Это был человек замечательнейшего юмора. Вечера с ним были всегда веселые.

Он был потрясающим человеком, верным и преданным искусству!»

Тамара Варфоломеевая, вдова Владимира Серебровского

«Хочу сказать огромное спасибо музею. Очень много усилий было вложено. Спасибо вам большое, что вы все пришли!».

Александр Тимофеевский, поэт, член Академии кинематографических искусств «Ника», АСИФА, Союза писателей Москвы

«Мы познакомились с Володей в 1963. Мы готовили праздник 30 нашего друга. Я написал порядка тридцати маленьких стихотворений, а Володя нарисовал потрясающий шарж. Мы сочинили какую-то песню. Мы пели песню нашему другу, и всё это было необыкновенно легко, радостно и весело.

Он легко и быстро завоёвывал сердца. Он стал сердцем русской интеллигенции Душанбе.

У нас с ним был день рождения в один день, но каждый из нас праздновал всегда отдельно со своей семьёй и друзьями.

Мне бы хотелось сейчас прочитать стихотворение, посвященное Владимиру Серебровскому.

Вихря пены, снеговала

Первобытное родство —

Плач гиены, вой шакала

Уй-я, ой-я, у-о-о

Стонут ведьмы, лают черти,

Совершая ведовство,

И звучит из круговерки

Уй-я, ой-я, у-о-о

Чуть поодаль друг от дружки

Ухом, вещие, чутки, —

Буря мглою — слышит Пушкин,

Буи джуи – Рудаки.

Изнывая, мрево злое

Застилает небосклон:

Буря мглою небо кроет,

Буи джуи Мулиён!»

Как
нас
найти
Адрес

115054, Москва,

ул. Бахрушина, 31/12

ст. м. «Павелецкая»

Часы работы

вт. пт. сб. вс.:

12:00 – 19:00 /касса до 18:30/

ср. чт.:

13:00 – 21:00 /касса до 20:30/

Пн. – выходной

Билеты

Полный тариф:

300 руб.

Льготный тариф:

150 руб.

Стоимость экскурсий
и посещения выставок
см. в разделе

Посетителям

Контакты

/495/ 953-44-70 - телефон для справок

/495/ 953-78-17- билетная касса Главного здания

/495/ 953-48-48 - дирекция

/495/ 953-54-48 - факс


gctm@gctm.ru